Петровы в гриппе и вокруг него

Кадр из экранизации Кирилла Серебряникова 2020 года

Автор: Алексей Сальников

Название: Петровы в гриппе и вокруг него

Год выпуска: 2017

Время прочтения: 3 часа

Оценка: ★★★★☆

Моя аннотация: Семья Петровых: отец-автослесарь, мать-библиотекарь и сын-Соник болеют гриппом и им видится всякое.


Чтобы снова не остаться с тремя прочтенными книгами к концу года, решил начать процесс с самых новогодних праздников. Тем более что одного дня за видеоиграми оказалось достаточно, чтобы понять насколько незаметно они высасывают время.

Для первой книги 2021 года выбрал рекомендацию "Книжного базара" о том, что читать в новогодние праздники. Причем сейчас я даже не припомню ни одного пассажа из страстной речи Галины Юзефович про то, какая эта книга классная. Ни одного слова, кроме "уютный". Именно уютный роман я искал для неспешных новогодних каникул.

Все случайные знаки, встреченные гриппующими Петровыми в их болезненном полубреду, собираются в стройную конструкцию без единой лишней детали. Из всех щелей начинает сочиться такая развеселая хтонь и инфернальная жуть, что Мамлеев с Горчевым дружно пускаются в пляс, а Гоголь с Булгаковым аплодируют.

В процессе прочтения, заметил, что сюжет книги идет, как идет. Вразвалочку, в одному ему известном направлении. Как в российском артхаусном кино. Вроде что-то происходит, диалоги произносятся, действия совершаются. Но они как будто всегда были и будут, а я как зритель просто подсматриваю за отпечатком момента.

Так и здесь, Сальников густо, с деталями, намазывает бытоописание простой семьи с окраин Екатеринбурга. Мелькают названия улиц, магазинов, мест. Описываются типичные для Екатеринбурга места пробок. От описания подъезда пахнет влажным паром подвала, от описания театра - старым бархатом кулис, от троллейбуса - нагретым кожзамом сидений.

Обычно на таких описательных конструкциях, я теряю нить повествования. Это как раз та "вода", которую перейти вброд не засыпая я не способен. А тут ничего, разошелся. Словесные обороты достаточно витиеватые, чтобы над ними надо было призадуматься, мол, "про что эти два предложения? А, это описание пожарного крана". Но при этом не вытесняют действие.

И самое главное, Сальников классно передает ностальгический дух времени. Когда я с мамой в костюме звездочета в 1994 году шел на елку в ДК им. Кирова, ну там те же гардеробы, та же постановка про украденный Новый Год, те же тетки в меховых шапках. Сентиментальная тоска по детству и создает это ощущение "уюта".

Можно разделить роман на три части: главы Петрова, главы Петровой и главы о прошлом. Про последние все понятно, ностальгия и взгляд на события прошлого через призму маленького ребенка.

Главы Петровой - самые смешные с очень крутым катарсисом. Вообще при всей бесплотности главных персонажей, Петрова-мать - самый прописанный из них. Начинаешь читать ее главы с "чего?", заканчиваешь на "чегооо?". И смеешься.

Главы Петрова впитывают в себя всю "хтонь", о которой говорила Юзефович. Я когда дочитал, а потом пошел посмотреть критику, то оказалось, что весь магический реализм прошел мимо меня. Как гласит вики:

На поверхностном уровне история рассказывает о событиях в жизни семьи автослесаря Петрова, как текущих, так и хронологически отстоящих от настоящего времени. На глубинном же уровне текста обнаруживаются многочисленные аллюзии к древним танатологическим и другим мифам, в частности об Аиде и Персефоне.

Meh. Для меня роман прекрасно сработал на поверхностном уровне. Расстройства от ненайденной пасхалки не обнаружил. Хотя подозрения о том, что половина персонажей книги не существует не выходит из головы.


Очень интересно посмотреть на экранизацию Серебрянникова. Потому что если убрать весь поток обрамляющих слов, то останется не так уж и много действий. Как-то с этим справились в театральной постановке "Гоголь-центра", интересно как будет выглядеть фильм. Особенно хочу увидеть Чулпан Хаматову в роли Петровой.


Следующая книга: Людмила Петрановская - Тайная опора: привязанность в жизни ребенка.