КьIсь

Катя сказала, что ей посоветовала почитать «Кысь» в пятом классе учительница русского языка. Юля проходила ее в школе в 11 классе. Я только слышал про нее в ЧГК времена. Прочитал за три самолета и одну дорогу со сплава.

Идея простая. В Москве бахнули ядерные боеголовки. Триста лет спустя все отупели и скатились на уровень деревни восемнадцатого века. Кругом разные мутации. Жрут мышей и червей. Бухают. Сношаются. #Всекакулюдей

Поскольку книга ведет повествование от лица малограмотного упыря, то изобилует лубочными изречениями и приправлена неологизмами постъядерной Руси. Забавляет первые двадцать страниц, а потом ачниает бесить. Особенно, когда Толстая уходит в плавающие размышления на тему «Кому там жить хорошо?»

Из хорошего, в «Кыси» очень крутая линия тоталитаризма. Ироничная такая. Стебется над всеми антиутопиями разом. Кратко, главный герой соглашается свергнуть тоталитарный режим и тут же возводить новый. По совершенно дурацким личным причинам. Лучшая часть во всей книге.

И вроде все норм. Сюжет вяло, но движется. Деревенская душа пышет. Смешные шутки раз в 20 страниц подвозят. Но финал книги все перечеркивает. То есть идет накал страстей, нагнетание обстановки, а вместо яркого и сочного финала угощают голубцами с говном.

– Слушайте, Левушка, бросьте все это, а давайте отрешимся, давайте воспарим?
– Давайте!
Прежние согнули коленки, взялись за руки и стали подниматься в воздух. Оба смеялись: Лев Львович немного повизгивал, как будто боялся купаться в холодном, а Никита Иваныч посмеивался басом: хо-хо-хо. Никита Иваныч обтряхивал с ног золу – ступня об ступню, быстро-быстро – и немножко запорошил Бенедикту глаза.
– Э-э-э, вы чего?! – крикнул Бенедикт, утираясь.
– А ничего! – отвечали сверху.
– Вы чего не сгорели-то?
– А неохота! Не-о-хо-та-а!..
– Так вы не умерли, что ли? А?.. Или умерли?..
– А понимай как знаешь!..

Последняя фраза явно адресована читателю. Ты — молодец, писанину осилил, но вот тебе метафора вместо развязки. «Понимай как знаешь», холоп.
Странная книга. В процессе чтения неплохая, но чем ближе к концу, тем больше высасывания из пальца.